+7 (499) 653-60-72 Доб. 574Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Статья 17 часть 3 злоупотребление правом

Статья 17 часть 3 злоупотребление правом

В Федеральной палате адвокатов состоялось обсуждение проблем уголовно-процессуального права. Кутафина Игорь Мацкевич. В настоящее время обсуждаются такие варианты, как разработка проекта поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката или в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. По последнему вопросу в юридическом сообществе идет серьезная дискуссия, вызванная тем, что прозвучали предложения ввести в уголовно-процессуальный закон общее положение о недобросовестном использовании права злоупотреблении правом. Напомним, что эти предложения появились после принятия Верховным Судом РФ постановления от 30 июня г. Новые аргументы у сторонников введения в УПК РФ общей нормы о злоупотреблении правом появились после того, как Конституционный Суд РФ в постановлении от 17 декабря г.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Судебная практика даёт положительный ответ на вопрос о том, допустимо ли применять закреплённый в ч. В качестве злоупотребления чаще всего квалифицируются погашение банку задолженности заёмщика по кредитному договору третьими лицами со своих расчётных счетов, минуя счёт заёмщика в ситуации, когда у последнего имеется задолженность по налогам [1] ; знание налогоплательщика о невозможности перечисления банком налоговых платежей с расчётного счёта налогоплательщика в бюджет в связи с отсутствием у банка денежных средств на корреспондентском счёте и непринятие налогоплательщиком мер для перечисления налога через другой банк [2].

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ ЗАПРЕТ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ

Мы привыкли говорить о злоупотреблении правом и его последствиях в рамках гражданского права или цивилистического процесса, в особенности арбитражного. В уголовном же процессе до последнего времени вопрос злоупотребления процессуальными правами на высоком судебном уровне не ставился. Однако все изменилось с принятием постановления Пленума Верховного суда РФ от Уже при его обсуждении одним из самых дискуссионных вопросов стало закрепление на уровне судебного толкования понятия признаков злоупотребления процессуальными правами см.

Такое ограничение не будет считаться нарушением права на защиту. Какие правовые риски может породить такое толкование? Допустимо и целесообразно ли ограничивать право на защиту таким образом в России с учетом сложившейся правоприменительной практики? Комментарии из этой ветки, размещенные до 20 июля включительно, будут участвовать в отборе для публикации в журнале "ЗАКОН".

Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться. Чтобы оставить комментарий на www. Please note that this is beta English version.

Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator igzakon.

We will be happy to assist. Пожалуйста, скопируйте нижеприведённую ссылку в вашу программу для чтения РСС-лент. Блоги Журналы Мероприятия Вакансии.

Подписаться на: все блоги и обсуждения; все материалы с главной страницы; новые Блоги; новые Обсуждения; Новые видео;. Законодательство Экономика Общество Политика Судоустройство. Право и жизнь События и комментарии Обзор литературы Досуг юристов Юридический юмор Обзор диссертаций. Отрасли права Административное право и процесс Арбитражный и гражданский процесс Гражданское право Конституционное право Международное право Налоговое и финансовое право Семейное и жилищное право Теория и история государства и права Трудовое право и право социального обеспечения Уголовное право и процесс, исполнение наказаний.

Судебная практика Верховный суд РФ. Отрасль права: Уголовное право и процесс, исполнение наказаний. Комплексная программа повышения квалификации корпоративных юристов 22 — 26 июля г. Ведение судебных споров. Вечерний курс Москва Лекторы: Бевзенко Р. Хочешь работать в международной компании?

Похожие материалы Владимир Багаев. Руководитель проекта Закон. Судебная практика. Владимир Домнин. Кирилл Малиношевский. Наталья Шатихина. Рамис Гибатдинов. Заместитель директора по правовым вопросам и защите экономических интересов предприятия. Сергей Смищенко. Руководитель структурного подразделения, адвокат. Комментарии 8. Анатолий Семенов Москва Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности.

Соответственно, едва ли стоит в данном контексте обсуждать вопрос ограничения права на судебную защиту. Однако сама формулировка, вызвавшая столько дискуссий и опасений, безусловно не является удачной. Стоит заметить, что единственным правовым обоснованием допустимости "не признать право обвиняемого на защиту нарушенным" Верховный Суд полагает статью 17 часть 3 Конституции РФ - "Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц".

Вместе с тем сама по себе указанная норма едва ли может быть признана достаточной для выведения обсуждаемого ее толкования применительно к ограничению процессуальных прав. Статья 17 часть 3 Конституции говорит о недопустимости нарушения прав иных лиц, а не о злоупотреблении правом которое вовсе не всегда сопровождается нарушением прав иных лиц. В интерпретации Пленума статья 17 часть 3 Конституции приобретает новое звучание - в нем говорится о недопустимости причинения ущерба! Между тем, участниками уголовного процесса являются вовсе не только лица, чьи материальные права затронуты преступлением, но и следователи, дознаватели, прокуроры и иные процессуальные лица, не обладающие охраняемым законом материальным интересом.

При этом интерес следователя вовсе не совпадает с интересом потерпевшего, или государства в случае защиты некоего публичного интереса - интерес следователя состоит в успешном привлечении подозреваемого к уголовной ответственности.

По этой причине для легализации судом недостаточно мотивированных отказов следствия или дознания в удовлетворении ходатайств подозреваемого и защиты следовало бы просто вести речь о допустимости отказа в удовлетворении необоснованных ходатайств, не касаясь вопроса злоупотребления правом да еще и при условии причинения ущерба интересам! Очевидно, что злоупотребление отличается от необоснованности как минимум наличием умысла на достижение иных целей, чем формально декларирует недобросовестное лицо той самой притворности, прикрывающей намеренное затягивание рассмотрения дела, или коньюктурно обусловленной непоследовательности в аргументах, что и вызывает необходимость применения принципа estoppel.

Кроме того, любое ограничение даже если его допустить для судебной защиты должно соответствовать не только статье 17 часть 3 , но и статье 55 часть 3 Конституции, а также общепризнанным принципам и нормам международного права, в частности статье 29 Всеобщей декларации прав человека, провозглашающей, что каждый человек при осуществлении своих прав и свобод должен подвергаться только тем ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября года N П, от 14 июля года N 9-П, от 16 июня года N 9-П, от 27 июня года N П и от 21 мая года N П, Определение от 3 июля года N О-П.

При этом крайне важным является отнесение соответствующих ограничиваемых процессуальных правомочий к числу основных прав, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения.

По смыслу статьи 47 часть 2 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей часть 4 , обсуждаемое процессуальное право - в отличие от права на независимый и беспристрастный суд или презумпции невиновности - не входит в основное содержание ядро конституционного права на судебную защиту, которое не подлежит изменению иначе как в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации статья 64 Конституции Российской Федерации , а выступает в качестве одной из его возможных процессуальных гарантий, предоставляемых на основе дискреционных полномочий федерального законодателя в соответствии со статьями 71 пункты "в", "г", "о" , часть 3 и часть 3 Конституции Российской Федерации.

В то же время, обсуждаемое ограничение не должно умалять само существо права на судебную защиту и приводить к утрате его основного содержания см. Постановление Конституционного Суда РФ от 19 апреля г. N 8-П и др. Кроме того, статья 55 часть 3 Конституции предписывает, что ограничения прав и свобод могут быть введены только федеральным законом.

Между тем УПК РФ не содержит ни одной нормы, которая бы ставила реализацию какого-либо установленного данным Кодексом процессуального права в зависимость от добросовестности его осуществления или злоупотребления им.

Между тем в иных процессуальных кодексах такие нормы присутствуют ч. Как указал в пункте 3. В то же время, возможность применения указанных норм процессуального права по аналогии обычно закрепляется опять же в виде прямой нормы на уровне соответствующего кодекса ч. Собственно, главный вопрос любого ограничения права, тем более права на судебную защиту которое формально в силу статьей 46 и 56 часть 3 Конституции вообще не подлежит ограничению - это ограничительное толкование соответствующей нормы и полная определенность и закрытость перечня случаев, когда такое право может быть ограничено.

Однако сам по себе критерий "явно недобросовестное использование правомочий обвиняемого или его защитника в ущерб интересам других участников процесса" является оценочным, и, соответственно, не может в принципе соответствовать данным критериям полному перечню случаев ограничения.

Таким образом, представляется, что желаемое правовое регулирование в части допустимости в определенных случаях мотивированного отклонения необоснованных или противоречивых ходатайств и заявлений обвиняемых и их защитников следствием и дознанием, если они направлены на достижение цели избежания уголовной ответственности путем ненадлежащего использования процессуальных прав должно быть: а закреплено на уровне соответствующего федерального закона УПК РФ ; б определено закрытым перечнем оснований для признания отказов в защите обвиняемого на досудебной стадии допустимыми; в обусловлено обязанностью следствия или дознания мотивировать наличие объективного состава для отказа необоснованности, противоречивости, наличия иной цели, чем декларируется и т.

Анатолий, касательно первого абзаца хочу уточнить: что за контекст Вы имели в виду? Почему, например, вышестоящий суд не может руководствуясь п. Владимир, все зависит от точки зрения на сферу применения указанного пункта. Как следует из его текста, он изначально направлен на указание судам реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. Я принципиально отделял бы право на защиту от уголовного преследования в целом от судебной защиты от уголовного преследования что есть частный случай со своей спецификой.

Кроме того, открытый перечень действий суда при обнарушении случаев нарушения такого права, а именно: - признание недопустимыми полученных доказательств - возврат дела прокурору - частное определение в отношении органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты указывает на именно досудебную стадию.

Что касается судебных нарушений, а именно: - изменить или отменить судебное решение статья Между тем пресечение злоупотребления правом в его интерпретации ВС РФ через статью 17 часть 3 Конституции не является публичным интересом, а раскрывается лишь через причинение ущерба другим участникам процесса, то есть через деликт и тут действительно встает вопрос - процессуальный это деликт, или материальный. Далее, важно различать досудебную и судебную стадию защиты по УПК.

Презумпция невиновности и бремя доказывания однозначно указывают на то, что следствию лицо, привлекаемое к ответственности, помогать действием или даже бездействием не должно в рамках закона, разумеется.

Критерий злоупотребления возможен лишь при наличии ситуации, в которой обвинитель и обвиняемый равны то есть в суде. Однако на эту ситуацию я уже ответил в смысле того, что данный критерий нормативно в УПК не закреплен, и аналогия права тут весьма условна. Илья Лясковский Москва адвокат, Адвокатская палата г.

Согласен с выводами Анатолия Вячеславовича. Но попробую мотивировать их несколько иначе. В упомянутом постановлении Пленума речь идет о злоупотреблении процессуальным правом и хорошо, что не материальным! Как и сформулировано в блоге, логично сопоставить это новое регулирование по существу это именно оно, причем защищенное от оспаривания со сходными положениями гражданского и арбитражного процесса. Есть только в материальном гражданском праве. Но там есть требование добросовестно осуществлять права.

Это требование добросовестности прямо применимо лишь тогда, как нет специального запрета на злоупотребление. Под злоупотреблением правом понимаются формально не противоправные действия - иначе это будет не злоупотреблением правом, а попытка "присвоить" не принадлежащие субъекту права или расширить их объем.

Например, в случае, если участник ходатайствует об истребовании документов, которые может без затруднений получить самостоятельно - нет ни злоупотребления, ни права на удовлетворение такого ходатайства. Значит, злоупотребление проявляется способами, формально разрешенными. Например, лицо может постоянно менять предмет или основания иска, заявлять множественные влекущие отложения ходатайства последовательно, на каждом заседнии хотя при их совместном заявлении и удовлетворении отложение произошло бы единожды , придерживать приобщать на финальных стадиях значимые доказательства и т.

В гражданском и арбитражном процессе защита от злоупотреблений правом по факту мое впечатление применяется - суды отказывают в удовлетворении несвоевременно заявленных ходатайств и т.

При этом, даже в этих состязательных процессах понятно, что запрет на злоупотребление предпочтительнее определять конкретной нормой. Так и происходит: устанавливается эстоппель, в упрощенном порядке запрещается представлять доказательства позже установленного срока, неполучение судебного извещения приравнивается к его получению что, в гражданском процессе, на мой взгляд, уже неоправданно.

Однако, все многообразие запретов неудобно определять законом - поэтому суды и уполномочены оценивать процессуальное поведение сторон при этом, по ГПК и УПК у судов есть еще альтернативная возможность удовлетворить притязание злоупотребляющего, но возложить на него меры ответственности.

Практика применения этих норм в состязательных процессах, по субъективной оценке, более благоприятна для злоупотреблящего особенно, в гражданском процессе. Так, получив после исследовпния материалов дела, ходатайство об истребовании вроде как значимого доказательства или само доказательство, суд вероятно удовлетворит просьбу злоупотребляющего даже при очевидности злоупотребления.

Значит, можно предположить, что некоторое ужесточение препятствование злоупотреблению в этих видах судопроизвожства справедливо. В уголовном процессе запрет на привычные злоупотребления тоже прямо установлен: суд может ограничить срок ознакомления с делом, может заменить неявляющегося защитника, отказать в необоснованном ходатайстве.

Обращу внимание: при явных злоупотреблениях суд не на свое усмотрение ограничивает сторону защиты, а осуществляет это в строго установленом законом порядке выжидает определенное количество дней для явки приглашенного защитника; выносит мотивированное и подлежащее обжалованию постановление об установлении срока ознакомления и т. Так же, как и в состязательных процессах, какие-то возможные виды злоупотреблений в уголовном судопроизводстве могут быть не регламентированы законом.

Но, до предоставления суду полномочий по своему усмотрению отказывать злоупотребляющим, нужно учесть разницу принципов судопроизводства состязательного и "не очень состязательного".

Злоупотребление правом на защиту

Скачать книгу -и : скачать журнал часть 1 , скачать журнал часть 2 , скачать журнал часть 3 , скачать журнал часть 4. В данном процессе находят свое проявление как воля управомоченного лица п. В соответствии с ч. В некоторых случаях в законе прямо говорится, как не может использоваться предоставленное субъективное право, в иных случаях эти критерии представлены в виде обобщенных принципов правового регулирования соответствующего правового института или целой отрасли права. И все же имеющихся нормативных ограничений недостаточно. Поэтому не исключается использование общих оговорок, требующих свою конкретизацию правоприменителем при выяснении границы субъективного права и пределов его осуществления для каждого частного случая.

Злоупотребление правом на защиту // Ваш комментарий для журнала "ЗАКОН"

Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Сергей Слесарев. Эксперт центра правового содействия законотворчеству "Общественная Дума".

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ

Мы привыкли говорить о злоупотреблении правом и его последствиях в рамках гражданского права или цивилистического процесса, в особенности арбитражного. В уголовном же процессе до последнего времени вопрос злоупотребления процессуальными правами на высоком судебном уровне не ставился.

В соответствии с частью 3 ст. Данное конституционное положение является самым общим указанием на пределы действия лица по осуществлению принадлежащего ему субъективного права.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Статья 17 Конституции РФ

.

.

Извлечение прибыли: когда оно становится злоупотреблением правом?

.

Вы точно человек?

.

17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и требования добросовестности состоит в положениях п. 3 и 4 ст . . 4 этой статьи злоупотребление правом может как нарушать, так и не . на указанные товарные знаки признаны нарушением части 2 ст.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Преступления Мособлсуда в отношении Бохонова- часть 3: 20.06.17
Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. comirages

    1 это приведет к огромноному росту цен на все проезд, продукты питания, на все товары.